36 часов

I

Время: Х.

— Есть отрыв.

Спурий Квинт Сцевол сплюнул на удаляющийся бетон, но неопытный пилот убил ритуал поспешным рывком штурвала. Чуткая машина ответила пиликаньем системы стабилизации и, едва не хлопнув титановой кормой по покрытию площадки, слопала сгусток слюны раскаленным хвостом турбины.

«Дурная примета» — нахмурился Квинт и спрятал грубое скуластое лицо под зеркальным забралом шлема. Быстрым движением застегнул крепление энергощита на левом запястье, активируя боевой комплекс. Хлопнул по пистолету в кобуре на бедре, проверил выход гладиуса из ножен на правом рукаве. Пока десяток мелких дроидов «Стрекоза-7» крепили бронепластины на синтетическую кожу его черного комбинезона, командир поисково-спасательного экипажа вглядывался в пейзаж. Картинка почти не изменилась за те пять лет, что он отдал служению Магистрату. Все тот же клубящийся ковер черного смога и торчащие из него серые макушки автономных башен-дистриктов; неизменные мерцания огней длиннющих антенн; полюбившиеся глазу лазурное небо и кутающееся в далекие облака солнце. И непрозрачный сетчатый купол, придающий свой угловатый узор голограмме горизонта.

Машина нырнула к самой поверхности едкого дыма, проводила уходящий к дальнему дистрикту монорельсовый состав и, бодро задрав нос, пошла в небо. Автоматика спешно закрыла боковую дверь, запирая Квинта в просторном корпусе коптера. По ту сторону люка, в окружении многочисленных патрульных экипажей, возник колосс Парящего Города. Там же, за пределами бронированного борта, остались эфемерные предчувствия и абстрактные страхи Спурия Квинта Сцевола.

«Готовность три», — матрица, вшитая под черепную коробку, мгновенно отреагировала на мыслекоманду, запуская алгоритм диагностики. Результаты теста построчно выплывали в специальном окне в правом верхнем углу «картинки», несколько искажая обзор.

Конфигурация: 1-1

Объект: Гоплит-1
Состояние: Исправен
Состояние батареи: 69%
Боекомплект: 100%
Мост: Задержка 20 мс.

Объект: Скутум-1
Состояние: Исправен
Состояние батареи: 100%
Боекомплект: 66%
Мост: Задержка 604 мс.

Объект: Вилит-2
Состояние: Исправен
Состояние батареи: 100%
Боекомплект: 100%
Мост: Задержка 0,3 мс.

Квинт повторно нахмурился, едва скрывая раздражение штабистами. Очередной рапорт на техническое обслуживание дроидов застрял в одном из многочисленных кабинетов вертикали.

— Люций, отчет – напомнил молодому подчиненному Квинт.
— Д-да, деций, — рыжеволосый аватар второго номера спохватился и затараторил: — Вилит-4 исправен, бэка полный, батарея полная, задержки связи нет. Вилит-5 исправен, бэка полный, батарея три четверти, задержки нет. Вилит-6 исправен, бэка полный, батарея девяносто, задержки минимум.
— Смени конфигурацию. Вилит-4 на Гоплит-2. Вилит-5 на Скутум-3. Ты добегаешься… — То ли предостерег, то ли пообещал командир, прозрачно намекая на увлечение напарником быстроходными дроидами.
— Да, деций, — Люций щербато заулыбался, успокаивая вспыльчивого командира. И эта обыденная улыбка боевого товарища, наконец, погрузила в работу старшего экипажа.

Десять минут назад Спурий Квинт Сцевол, получил тревожный сигнал и координаты точки бедствия. Минутой позже, обманчиво равнодушным взглядом янтарных глаз, подгонял суетящегося в тесной кабине пилота-новичка. Еще минутой спустя отчитался о готовности и запросил подключение координатора.

— Деций, поступила новая директива, – мягкий женский голос зазвучал одновременно с появлением на экране полупрозрачного аватара машины, срисованного с очередного секс-символа. Маленькая шалость солдат корпуса.

Искусственный интеллект являлся глазами и ушами команды. Совершенные алгоритмы позволяли ей видеть, анализировать, и блестяще соотносить, казалось бы, абсолютно не связанные вещи.
— Канал открыт, — озвучил формальность Квинт. Его технический специалист имела право направлять всю по ее мнению важную информацию прямо на матрицу командиру, не дожидаясь разрешения. Однако протокол требовал беспрекословного исполнения Устава. Трибун был очень строг и карал оперативный состав даже за малейшие промахи. – Здравствуй, Гера.
ИИ, как обычно, ничего не ответила на реплику человека, предпочитая выкладываться в работе. Именно эта, пусть и запрограммированная, черта и привлекала в ней Квинта. Максимум эффективности.

Аватар растаял, уступая место тексту.

1.
Код: 3
Задача: освободить и эвакуировать удерживаемый персонал
Количество персон: 4
Количество агрессоров: нет данных
Уровень опасности: нет данных
Рекомендуемая конфигурация: нет данных
Расчетное время проведения операции согласно зарегистрированным конфигурациям: 08 минут 45 секунд
Расчетное время прибытия: 14 минут 33 секунд

2.
Построение макета…

Перед глазами на фоне белой пластиковой обшивки борта, выстраивался небоскреб. Без текстур, схематично, только темно-серые линии стен, черные прямоугольники дверных проемов, желтые – окон. Компьютер, экономя время, перенес обзор непосредственно на нужные этажи здания. Типовой набор комнат, коридоров, лестниц. Посадочная площадка на крыше. Лишь одна деталь отличала башню-близнеца от одиннадцати других — контур гигантской фигуры Первого из Двенадцати – Сенатора Тулия.
Через секунду после прорисовки, ИИ начала проставлять метки. Сперва проявился зеленый круг – зона высадки, далее от него поползла красная двужильная линия, указывающая маршрут до цели. На каждом заметном моменте, будь то развилка, поворот или лестница, Гера проставляла хроно-отметку. Достигнув точки назначения – просторной комнаты, выкрашенной в цвет линии маршрута — нить развернулась и, оставив контрольный временной ориентир и перекрасившись в зеленый, потянулась обратно по длинным коридорам здания.

Провисев пять секунд, план-схема приобрела название.

«Эдем».

— II —

Время: Х – 24 часа.

Эдем манил. Зазывал яркими красками и теплой подсветкой с каждого второго билборда. Ослеплял фальшиво-счастливыми улыбками смазливых девочек-моделей, рельефными телами гипертрофированных мужчин. Эдем врывался в киберсны, заполняя собой все свободное пространство нейросети. Эдем был повсюду. Вызывая зависть и ненависть.

«Прорыв в биоинженерии. Ваша новая надежда».

Слоган приносил триллионы золотом ежемесячно. И он же был самой жестокой издевкой над жителями нижнего города. Рабами муравейника, разбитого на дистрикты.

Инвалидная коляска мерно плыла над серо-зеленой дорожкой из экологически чистого полимера, мимо искусно остриженных растений и бликующих в вечернем солнце мраморных композиций. Даже эти пятнадцать метров являлись результатом идеально выверенного маркетинга. Очередной продающий этап. Ты еще не добрался до входа, а тебя уже гипнотизируют, успокаивают и расслабляют, подготавливая к заключению сделки. Чтобы съесть с потрохами.

Катившийся следом меддроид раз в три секунды отправлял запрос ИИ кресла о состоянии пациента. В ответ получал тяжелый пакет данных о частоте пульса, температуре тела, потоотделении, ритме и глубине дыхания, умственной активности. Любые отклонения от нормы озвучивались электронной трелью и пластиковый бот, шурша покрышками, нагонял коляску и вводил очередную дозу препарата. Концентрация вещества давно превысила допустимый уровень, и сейчас просто сжигала организм. Программа поддержания активности пациента убивала его, с каждым уколом сокращая остаток жизни. И цифра должна обнулиться менее, чем через сутки.

Двери Эдема распахнулись именно с той скоростью, которая была ни медленной, ни быстрой. Свет в холле настроен ровно в той степени, чтобы не резать глаза и не создавать мрачности. Оттенки окружения и формы мебели, подобранные с бесподобной точностью, умиротворяли. Ласковые звуки музыки заплывали прямо в голову, убаюкивая сознание. И нежные синтетические ароматы цветов и моря завершали картину, окутывая и унося подсознание далеко от цифровых будней. Прочь от проклятых и приговоренных тел. Туда, где ожидала новая надежда.

— Господин, прошу предъявить разрешение Сената, — тщательно подогнанной интонацией сообщил статный вышколенный метрдотель. – И мне необходимо досмотреть багаж вашего дроида, — встречающий изящным движением потянулся к габаритному кейсу в пластиковой руке машины.
— Все в порядке, Гней. Наш гость прибыл по внутреннему приглашению, — вклинился в разговор префект, будто ожидавший непосредственно у входа. Его безупречный костюм надменно заявлял о состоятельности хозяина. – Господин Флавий, я полагаю?

Поздний посетитель с трудом качнул деформированной головой, чем тут же вызвал новую трель дроида. И новый укол препарата.

— Прошу за мной. Я вижу, что время дорого, — с напускной серьезностью произнес управленец. Однако тень алчного оскала на безучастном лице не укрылась от пришедшего за надеждой. – Гней, пропусти.

— Да, префект, — метрдотель ответил многократно отработанным поклоном.

— Все много серьезнее, господин Флавий, нежели вы сообщили в состоявшейся минувшим утром беседе, — глаза префекта сверкнули, когда взгляд коснулся массивного кейса, — вы ведь не описали насколько срочно вам требуется новое тело. А я бы даже сказал, что оно вам нужно еще вчера, — префект, почувствовав, что добыча уже в капкане, мерзко хохотнул. – Ваше тело, мягко скажем, никуда не годится. Сколько вам осталось? Сутки?
В дополнение к своим словам он с нескрываемым отвращением разглядывал буквально собранного по кускам человека. Свернутый набок левый ботинок и висящая штанина говорили о протезе, заткнутый в карман рукав темного пиджака идентифицировал потерю руки. Правая кисть, периодически подрагивая на подлокотнике, пугала неестественными изгибами костяшек. Но от головы посетителя префекта бросило в дрожь: сведенная челюсть, раздробленный нос и слепой белок глаза жуткими пятнами располагались на изломанном и торчащем углами костей черепе. А мерцающая сквозь кожу сине-красными огоньками плата матрицы завершала неповторимый образ. Менеджер, повторно пробегая взглядом по увечьям, шумно сглотнул, набивая цену.

— Префект, — гость будто сражался за каждое слово, – мне нужны три тела.

И, дрожащей рукой, Флавий поднял с колен сферу матрицы.

— III —

Время: Х + 10 минут.

— РВП: четыре тридцать, — вибрируя голосом, сообщил пилот.

«Готовность два». Мыслекоманда ушла на сервер, повышая уровень внимания к операции. Получив дополнительные полномочия, ИИ приняла управление системой защиты коптера, окутывая пурпурной пленкой энергощита корпус. Все шло штатно, пока…

«Дурная примета номер два», — выдохнул Квинт, рассматривая красный огонек на ожившем значке канала нейросети. И, не раздумывая, активировал портал.

Сознание втянуло в темный коридор, доли секунды спустя выкинуло в укутанную туманом комнату. Сквозь цифровые клубы дыма проступал слабый свет, чтобы просто напомнить о своем существовании в этом царстве полумрака. Прямо посреди ничто, в пространстве, болтались стальная дверь и ростовое зеркало.

Зная характер старшего по званию, деций поправил оливковый берет на светлой макушке, одернул китель. И погладил большим пальцем кокарду. На удачу.

— Аве, Центурион! – рявкнул Спурий Квинт Сцевол, уверенно открывая дверь.
— Аве, деций, — ответил туман сухим, будто песочным, голосом. — Куда ты движешься, деций?
— Комплекс клонирования «Эдем», Центурион! Код три, — по-уставному четко ответил Квинт.
— Ты знаешь, что ждет тебя, деций?
— Слава четвертой когорты корпуса Вигилов, Центурион! – заученной интонацией выдал солдат. И, похоже, разглядел во мраке улыбку. На душе стало еще более мерзко.
— Тебя ждет искупление, деций, — с нотой горечи бросил Центурион.

Внезапно откуда-то сверху упал свет и туман, насыщенный смрадом дорогих сигар, заиграл блеклыми красками. Изображение ожило.

Кричащий богатством кабинет. Двое мужчин. Один – жуткого вида инвалид в кресле. Подле него типовой медицинский бот. Второй сидит за столом и активно, пожалуй, истерично, жестикулирует. На роскошном столе вычурная табличка «Префект». И имя. Не разобрать. Даже отсутствующий звук не мешает понять, что префект в ярости. Искаженная дымом картинка все же позволяет разглядеть наливающееся кровью лицо префекта. Резкие пассы руками с каждым мгновением становятся все более резкими, нервными. Казалось, он сейчас бросится на инвалида и придушит его. Вот, он подрывается из-за стола, отшвыривая кресло. Выстреливает указательным пальцем в сторону гостя, продолжая беззвучно орать, машет в сторону двери. Но происходит нечто странное: меддроид, роняя на пол кейс, в одно движение подбирается к префекту и делает укол. А после замирает, выпустив струйку сизого дыма из пластикового темени.

— Не понял, — увиденное поразило настолько, что Квинт позабыл про устав, — он ведь нарушил директиву. Но как?
— Хороший вопрос, деций, — устало проговорил неуловимый взору центурион. – Это-то тебе и предстоит выяснить. Что-нибудь еще увидел?

Квинт вглядывался в изображение, переводя щемящие от дыма глаза то на клиента, то на бота, то на оседающего мешком управляющего.

Движение. Инвалид, обогнув замершего дроида, подъехал к столу. Остановился прямо перед префектом. Преступник рывками, будто одержимый, выкинул свое ломаное тело из кресла. После жесткого приземления подтащил себя к обездвиженному хозяину кабинета, потянулся себе за шиворот, вытянул из-под ворота сорочки кабель…

— Подонок! Он собирается влезть к нему в голову, — деций слышал о таких случаях. Пожиратели личности, как их называли газетчики. После прямого воздействия на мозг от жертвы остается лишь оболочка. Когда, и если, таких ловили, их ждал только эшафот.
— Смотри внимательно, деций.

В этот самый миг инвалид расстегнул ворот и Квинт увидел.

— Клеймо гильдии воров. Сыны Лианоми.
— Принимай новые директивы, деций. Это твой шанс исправить былые ошибки.

— IV —

Время: Х – 23 часа.

Медицинский дроид сделал последний в своей суррогатной жизни укол, и, запустив особый пакет, импульсом снес себе электронный мозг. И остатки программы-демона вместе с ним. Внутренний интерфейс господина Флавия отреагировал выведением на экран анатомической схемы тела хозяина и десятиминутного таймера, отмеряющего остаток препарата в крови. А значит и остаток жизни.

— К черту! – выплюнуло комок звуков деформированное горло, встречая красные цифры таймера.

09:58

Добраться до отключенного префекта оказалось невероятно сложно. Тело отказывалось слушаться, сопротивлялось требованиям протезированного матрицей мозга. Доламывая себя, Флавий направлял последние внутренние ресурсы на то чтобы доползти, добраться, достать до заветного проводника и проникнуть во внутреннюю сеть предприятия. Использовать лазейку в системе, следуя путем алчного префекта.

Касание. Есть! Негнущейся рукой Флавий ухватил спрятанный под воротом темной сорочки кабель, подтащил к разъему в основании черепа префекта. Слабым нечетким движением приговоренный к смерти расстегнул верхнюю пуговицу своей рубашки, освобождая длину провода. Еще один, последний, рывок, тихий щелчок замка порта, и интерфейс вывел Веселого Роджера на черном полотне. Запустилась скрытая консоль.

09:15

Прозрачная ранее кукла – индикатор состояния тела – обретала цвета, сообщая о росте температуры. Мерцание белого клубка в груди стало ярче и ритмичнее, тонкая зеленая нить под картинкой принялась чаще стрелять пиками пульса. Под тканью собирались ручьи. Но получивший доступ к консоли мозг задействовал дополнительные резервы.

Первая же мыслекоманда активировала тщательно подготовленный алгоритм. Система услужливо развернула список шагов, с прикрученными макросами и строкой состояния к каждому пункту. Вторая мысленная команда заставила почувствовать, как вибрирует перегружаемая матричная плата, вшитая в правое полушарие.

09:04

01. Активация пакета Х-1
…Выполнено

02. Запуск worm-пакета shaihulud_shredder.vbs
…Сброс
…Перезапуск через 08:56

03. Получения доступа к системе оповещения персонала Центра Клонирования «Эдем»
…Выполнено
— Отправка сообщения: «Общий сбор в секторе 417 через 5 минут. Префект»
…Выполнено

04. Запуск алгоритма блокирования связи
…Выполнено

08:33

05. Активация структуры Закладка-1 «Манок»
— Поиск объекта
…Выполнено
— Размещение старт-площадки
…Выполнено
— Компоновка logicbomb-1
…Выполнено

07:12

06. Активация структуры Закладка-2 «Груз»


…Выполнено

05:55

07. Активация структуры Закладка-3 «Капкан»


…Выполнено

04:30

08. Активация структуры Закладка-4 «Брут»


— Обратный отсчет. 22:45:00. Пуск
…Выполнено

02:11

09. Активация структуры Закладка-5 «Ультио»


…Выполнено

00:58

Тело сотрясалось в беспощадных конвульсиях, анатомическая картинка слепила красным, синусоида пульса штурмовала рамки индикатора. Умирающая плоть поглощала последние микродозы препарата. Флавий, а точнее прикрывавшийся его личиной мастер-вор Игнис, бросил мутнеющий взгляд на подключенную еще живым префектом к системе матрицу.

«Уже скоро, Кат» — подумал отключающийся вор.

10. Активация алгоритма Х-2
…Выполнено

Теряющая контрастность картинка мгновенно сменяется изумрудным фоном. Исчезают проклятый таймер и анатомическая гирлянда. Растворяются полупрозрачные контуры системных окон, оставляя лениво скользящие по вертикали белые символы.

Длинные аккуратные строки выстраиваются в жуткую фразу:

ВЫПОЛНИТЬ ПЕРЕНОС СОЗНАНИЯ?
>ДА/НЕТ

— V —

Время: Х + 20 минут.

— Время прибытия? – с ходу начал действовать вернувшийся Квинт.
— Три пятнадцать, деций, — отозвался напряженный пилот, ведущий транспорт над городским потоком вокруг правительственного квартала. Двенадцать башен торчали атлантами, удерживающими небо.
— Гера, срочная корректировка плана с учетом новых директив.
— Да, деций, — отозвался ровный голос. Ни грамма любопытства или беспокойства. Хотя, со второй частью прекрасно справлялся Люций:
— Что-то не так, Джаг?

«Дурной знак номер три».

Парень сам понял, что ляпнул. Спохватился, засуетился в попытке срочно себя чем-нибудь занять. Его рыжий аватар в эту секунду уподобился факелу. Люций был неправ и понимал это. И знал, что происходит с командиром после того, как кто-то произнесет это слово. Квинт менялся, услышав его. Менялся так, будто набор звуков был проклятием, выпускающим демона. Кулаки деция сжимались до покраснения индикатора состояния доспеха. Датчик брони вопил, умоляя не крошить силовую перчатку.

— Выгружаю обновленный список задач, — ИИ вернулась очень вовремя. Переключающие внимание символы резво заполняли свободное пространство.

1.
Задача-1: Без изменений
Задача-2: Обнаружить, захватить и доставить живым обладателя клейма Сынов Лианоми на груди. Код объекта: Ключ
Расчетное время проведения операции изменено: 15 минут 35 секунд

2.
Корректирование маршрута…

Вновь высветилась уже знакомая схема пентхауса. Но теперь от зеленого кружка старта уходила двухцветная линия: красная вела командира группы, синяя — подчиненного. Ключевое изменение в плане шло с отметки «01:19», где секция Квинта делала поворот и двигалась по переходу в самый конец противоположного крыла здания. Люций, следуя за синей линией, должен выполнить первую задачу; Квинт и его группа отвечала за исполнение второй. Вероятно, наиболее важной.

— Люций, смени конфигурацию на 1-2. Режим «Захват». В случае обнаружения персоны, — мыслекоманда направила напарнику скриншот с изображением инвалида, — задержать любой ценой.
— Слушаюсь, деций.
— Приступаю к снижению, — включился в разговор пилот. – Касание через семь.

«Готовность раз».

Автоматика коптера получила сигнал от сервера, «разбудила» подготовленных дроидов. Сигнальные лампочки на шлемах гуманоидных ботов сигнализировали о последних тестах. Секунда и по обоим бортам транспорта выстроился ровный строй зеленой индикации. Квинт на мгновение отвлекся, вспоминая для каких целей используют эти машины в корпусе магистрианов.

Пару месяцев назад его экипаж забирал двух молодых людей с крыши Дистрикта-033. Только «молодыми людьми» эта парочка была лишь внешне: при погрузке Люций разглядел клубок проводов, искрящих в том месте, где должна была быть разорванная в клочья печень здоровяка. При последующей беседе магистрианцы, естественно, узнали только о том, что возвращавшийся с дежурства экипаж в кромешной тьме не видел вообще ничего. Просто выполнял приказ «забрать и доставить».

— Есть касание, — новичок с небольшим опозданием продублировал ощущение от посадки. Боковые двери машины споро откатились в заднее положение, освобождая проход оперативным секциям. Первыми покинули транспорт массивные фигуры Гоплитов 1 и 2. Тяжелые бронированные машины жестко приземлились на синтетическое покрытие, закрывая своими корпусами высадку экипажа. После перестроения гиганты пойдут в авангарде, выполняя работу тарана и штурмового щита.
Следом выпрыгнули легкие дроиды класса «Вилит». Быстрые и маневренные за счет использования пластика, эти роботы стали идеальным средством для проведения стремительных операций.
Последними десантировались пары оператор-скутум. Задача среднего боевого дроида — обеспечить безопасность всей группы – и, особенно, оператора-человека — от угрозы с тыла при движении в коридорах. Профиль определен исходя из показателей брони и вооружения, а также доводящей до бешенства задержки связи.
Все три бота были оснащены силовыми перчатками для ближнего боя и наплечными пушками с гибридными боеприпасами: сетью, слезоточивыми и дымовыми гранатами, резиновыми снарядами. Преступность в этом городе приближалась к нулю, и огнестрельным оружием обладали лишь операторы, используя его по назначению крайне редко.

— Команда, «Штурм».
Две группы, следуя одна за другой, направились к входу в здание мимо застывших в камне прекрасных скульптур.

Переведенный в боевой режим интерфейс безнадежно пуст. Все лишние окна заблокированы. Оставлены только мини-карта и каналы связи с ИИ, Искрой и монитор контроля секции. И то последние три исчезнут спустя полсекунды после передачи информации. Лишь толстая двухцветная нить, повиснув в пространстве, ведет отряд к обозначенным целям.

Отметка «00:10». Вход.

«Перестроение. Схема 2».

Гоплит-1 отдаляется на полтора метра вперед, могучим бронированным корпусом перекрывая обзор, но и спасая от шальной пули. Интерфейс мгновенно подключает входящий сигнал «из глаз» дроида. Вторая машина – Скутум-1, бесконечно долго проторчав на месте в ожидании приказа, встает в метре позади. Позицию по левую руку занимает Вилит-2.
Согласно сместившимся синим конусам на мини-карте, Люциус продублировал маневр.

«Вперед».

Унылые коридоры с опережением на пять секунд привели к отметке «01:19». Никакой жестикуляции, Люций самостоятельно уводит свою команду в противоположную сторону.

01:37. Поворот. В рамках.

02:43. Поворот. Семь секунд в запасе.



08:25. Дверь в кабинет префекта.
Закрыта. Но отворилась от прикосновения к запирающей кнопке. Глазам Квинта открылась залипшая на видео в комнате Центуриона картина: обездвиженный меддроид, два безжизненных тела на полу, тонкий серый кабель, заходящий в мозг префекту.

— Деций. Доклад, — чуя подвох, начал отчет Квинт. – Обстановка в комнате соответствует записи. Объект Ключ, — солдат присел к телу, проверил пульс, — мертв. Забираю тело. Эвакуация через семь минут десять секунд.

Тишина в ответ.

— Гера?

Интерфейс показывает чистый канал связи.

— Люций, статус!

Пусто.

Только, миновав служебный фаервол, внезапно замерцал и развернулся ярлык конверта с подписью «999».

Отправитель не идентифицирован.

На открывшемся видео показана взлетная площадка с ожидающим его, Квинта, экипаж коптером. Вот к машине подходит группа Люция. Однако, вместо персонала здания, дроиды везут к транспорту три продолговатых ящика с маркировкой эдема. Быстрая погрузка на борт. Становится заметной работа турбин – коптер готовится взлететь. Целое мгновение ничего не происходит, а затем, в нарочно замедленном темпе из бокового люка вылетает тело напарника и падает на спину, раскинув руки крестом. Вокруг головы расползается алое пятно.

Пауза. Лужа замирает в кадре.

Новое окно. Видео.

— Помнишь меня, Джаггернаут? – жуткое деформированное лицо сверлило Квинта единственным уцелевшим голубым глазом. – Спешу вернуть долг.

«Переключение режима на «Боевой». «Агрессия». Применение директивы AZMO v2. Разрешение на применение оружия против человека подтверждаю. Секция, за мной бегоом…»

Интерфейс инициирует впрыск адреналина в кровь. Время замирает. Как раз для того, чтобы разглядеть чуть смазанный кулак легкого дроида, метящий точно в корпус Скутум-1. Бот, выполнив свой неизменный приказ, безжизненно завис. Тело, воспользовавшись шансом и ведомое рефлексами, ушло с линии атаки, а мозг спешно анализировал ситуацию. Вывод только один: инвалид хакнул ИИ машин. И приказал ликвидировать Квинта.
Еще доля секунды и в дверном проеме показалась массивная фигура гоплита. Толчок ногами от стены и солдат, перекатываясь вглубь комнаты, активирует защиту. Энергощит раскрылся ярким веером и тут же спас владельца от удара вилита. Новый выпад, приглушенный искусственный всплеск, и по мутноватой глади щита поплыли круги. Удар ногой снизу, всплеск, выпад сбоку, всплеск. Большой диаметр поля прекрасно защищает от малой угрозы, но в драку включается гоплит: многотонной массой врезается в щит, расшвыривая по разные стороны комнаты бывшего командира, легкого дроида и мебель. Бронепластины комбинезона качественно смягчают удар, и Квинт вскакивает на ноги. Сразу ныряет в сторону, чтобы не попасть под смертоносный кулак. Кулачище с грохотом влетает в стену. Новый маневр ухода. На этот раз от оправившегося вилита. К счастью и дополнительным шансам, полет не прошел даром: из-за деформации коленного сустава дроид сильно потерял в скорости. Выпад. Промах. Слишком медленный разворот. Вот она нужная заминка: Квинт выхватывает из кобуры пистолет и, не целясь, жмет на спуск. Промах. Выпад. Промах. Удар щитом. Выстрел. Хруст пластика. Еще один, более замедленный выпад. Парный выстрел. Вилит минус. Кувырок. Не успел: могучая лапа хватает за разгрузку, запускает солдата в стену. Квинт интуитивно амортизирует щитом. Падает на пол. Укатывается из-под толстых ног. Почти удалось: ступня дроида задевает по касательной, но этого достаточно, чтобы Квинт не смог встать. Перекат отдает болью в сломанной ноге. Еще один рывок, сопровождаемой мучительной вспышкой, и деций упирается спиной в стену. Рывком подбирает под себя ногу, встает на колено, закрываясь щитом. Удар едва не вдавил в пол. Выстрел-выстрел-выстрел. Нет эффекта. Удар. Индикатор щита панически пиликнул, сообщая о расходе ресурса. Долой бесполезное оружие. Удар. Купол рисует сильный прогиб. В свободную руку прыгает эфес гладиуса, мгновенно вырастает пульсирующий синим клинок. Удар. По мерцающей глади разбегается цепь трещин. Короткий взмах меча и гоплит оседает на обрубок колена. Удар. Защита осыпается исчезающими осколками, освобождая место для укола. Финальный рывок и Гоплит-1, опираясь на неповрежденные руку и ногу, застывает, пораженный острием клинка в электронный мозг.

* * *

Связь появилась много позже. После того, как раненый солдат, помогая себе импровизированным костылем из ноги вилита, добрел до взлетной площадки и перезапустил интерфейс. И спустя минуту безмолвного прощания с погибшим товарищем.

Появившийся сигнал коротко пиликнул оповещением о входящем пакете данных.

«Действуйте согласно инструкции. Файл во вложении».

Мысле-команда на запуск приложения. Разворот нового окна. Изображение.
Кадры видеозаписи трехмесячной давности.

Квинт мгновенно вспомнил ту ночь. Именно тогда он получил прозвище «Джаггернаут». После того, как его команда дроидов, сражаясь с группой воров, разворотила треть монорельсового состава, саму дорогу и часть Дистрикта-018. У него был приказ захватить мастера-вора, но деций, пребывая в приступе ярости, вспорол грудную клетку девушки и скинул тело в туманную бездну. Чем спровоцировал вора на безумный поступок.

Видео обрывалось кадром смертельного прыжка противника за погибшей напарницей. Обрывалось и воспроизводилось вновь, немного сдвинув точку старта. Снова обрывалось и снова воспроизводилось. Еще и еще. Все ближе и ближе. Пока не стало короче секунды. Разрывающий плоть рывок клинка, удар ноги, прыжок во тьму. Рывок-удар-прыжок.

— Я хотел, чтобы мое лицо было последним, что ты увидишь перед тем, как исчезнешь.

Видео перезапускалось все в новых и новых окнах. Снова и снова. Перегревая матрицу триллионом операций в голове Квинта. Спустя полминуты шар накалился до температуры плавления оболочки и расползся по черепной коробке, сжигая мозг.

Через час его заметил экипаж третьей когорты корпуса вигилов, спешащий в правительственный квартал. Бортовой ИИ опознал Квинта по изодранному форменному комбинезону. Позднее, этот скрин войдет в зал славы корпуса.

Кадр, где на фоне тысячи дымовых столбов, укрываемый последними лучами заходящего солнца, замер навек деций Спурий Квинт Сцевол.

— VI —

Время: X + 12 часов.

— Генерация успешно завершена. Поздравляем с воскрешением!

Игнис чувствовал себя здоровым, отдохнувшим, а потому обнаружил иронию в прозвучавшей реплике. Довольно хмыкнул и переключил внимание на свое новое тело. Его интересовали причудливые рисунки линий на ладонях, податливые пальцы. Полностью рабочая левая нога, восстановленный нос, наличие всех зубов вызвали улыбку. Густая шевелюра и ровный череп заставили счастливо рассмеяться.

Идиллия нарушилась ворвавшимся в капсулу светом. Лампа слепила, перебивая теплое свечение нутра ящика. Прошла бесконечная пара секунд прежде, чем мастер-вор смог что-то разглядеть. В ореоле беспощадного сияния обнаружилось прекрасное женское лицо. И искрящийся бриллиант слезы, ползущий к тонкой линии скулы.

— Кат…
— Я убью тебя, если сделаешь так еще раз.

Даже первый поцелуй не был столь желанным как этот, свершившийся спустя три мучительных месяца после ее гибели.

— Помниться мы были старше…
— Не смог отказать себе в удовольствии почистить ДНК и приписал нам пару десятков лет жизни. Ну и ряд других хитростей. Например, нечувствительность к смогу.

Она позволила себе мимолетно улыбнуться, но мгновенно, по своему обыкновению, взяла себя в руки. И сразу стала серьезной. Как прежде. Кат была сама собой. Те же роскошные длинные светлые волосы, те же аккуратные черты лица. Те же лазурные глаза. Ангел, оказавшийся в преисподней.

— Люди Севена забрали третий ящик. И оставили послание, — ее тихий мелодичный голос ласкал истосковавшийся слух.

Игнис принял коробку. Приложил палец к овальной выемке, сдвинул пластину. Достал сложенный пополам листок.

«Ты знаешь, что с этим делать. Удачи».

На дне коробки покоились кольцо с черным камнем и украшенный искусной резьбой треугольный медальон.

Все было задумано только ради этого. Ради нее. И их двоих. Все остальное было не важно. Уже не важно. Теперь и навсегда.

*Рассказать своему миру: