Глава 2: «Темный дар»


Доводчик мягко вернул дверь на место. Мерзко пикнул электронный замок.

— Добрый день, мистер Гифт.

Гостья замерла на пороге лофта класса «Люкс», ожидая приглашения.

— А, Лилиан. Это снова вы, — невольный хозяин комнаты отвлекся от созерцания городского пейзажа, — пожалуйста, присаживайтесь. Хэнк, уступи место леди.

Претворявшийся мебелью бодигард нехотя поднялся из-за стола, демонстративно поправил стреляющий электрошокер в кобуре.
— Вашу папку, доктор Вуд, — пробасил охранник, протягивая ладонь-ковш, в сторону подготовленной планшетки.
— Конечно, Хэнк, — Лилиан, сдержано улыбаясь, продемонстрировала с десяток белоснежных листов. – Все как всегда. Я знаю правила.

Дождавшись, пока огромный как гризли секьюрити одобрительно хмыкнет и рухнет в кресло в полуметре от нее, девушка элегантно присела за резной стол, вооружилась механическим карандашом, включила диктофон.
— О чем вы хотите побеседовать сегодня, Лилиан?
— А вы, Фрэнсис?
— О чем угодно! С вами, очаровательная Лилиан, о чем угодно.

Фрэнсис Д. Гифт существовал в апартаментах Вэст-Бэй Билдинг уже три месяца. Не выходя даже в коридор. И если ему просто нужен был собеседник (за все время ни единого грязного намека), то амбалы из охраны просто не давали ей прохода. Даже делали ставки кому же удастся. И её резкие ответы лишь раздували джекпот.

— Какая лента захватила вас в минувший уик-энд? – оживился старик, поглаживая пепельную со стальными прожилками бороду.

Последние вечера их целиком поглощал кинематограф. Черно-белые фильмы. Такие светлые, такие обаятельные. Когда речь впервые зашла о кино, Фрэнсис сразу же ограничил круг интересов, вычеркивая из беседы современные картины. Чем несколько огорчил Лилиан. Но сиюминутно реабилитировался, сравнив её с бесподобной Ингрид Бергман; чем вызвал смущенное поглаживание светлой ветки шрамика над левой бровью. Застигнутая врасплох, собеседница ответила, что всегда хотела увидеть сэра Шона Коннери лично. Но вместо этого ей повезло провести несколько дней в обществе его двойника.
Да, в основном, предметом их бесед становилось искусство. Реже история и религия. Никогда спорт и политика. Временами говорили о погоде, смеялись над современной модой, и вновь возвращались к искусству в его истинном понимании. Часто обсуждали литературу. Классиков. Англичан, русских. Реже американцев. Старик много рассказывал об испанцах, об итальянцах. О разных полулегендарных творениях, которые можно встретить разве что в частных коллекциях. Фрэнсис безупречно воспроизводил целые поэмы. Почти что разыгрывал Гомера. Цитировал Данте и Толстого. Но никогда не упоминал популярные выдуманные миры.

— Касабланка, mon ami. Знаете, мне все было интересно, как вы относитесь… ну, скажем, к Толкиену? – девушка запахнула форменный халат, сбивая плотоядный взгляд бодигарда с заманчиво торчащей блузы и выглядывающих из под юбки-карандаш стройных ножек.
Собеседник улыбнулся, не оценив смены темы:
— Что мы все обо мне. Давайте, наконец, поговорим о вас, Лилиан. Расскажите, что привело вас в этот ужасный город?
Мысленно ущипнув себя за неуклюжесть, девушка приняла поворот в диалоге:
— Работа, мистер Гифт. Мой наниматель искал компанию одному интересному старику.
Фрэнсис звонко рассмеялся. Затем картинно покряхтывая, ступая так же мягко, как и его оскароносный «близнец», подошел к окну и заглянул в стеклянный глаз подзорной трубы:
— Милая Лилиан, боюсь, вы даже не представляете, где оказались. Это пока солнце столь ласково и, казалось бы, дружелюбно. Это сейчас наполнены покоем нежные летние ночи. Но, это ровно до той поры, пока Темный Город не покажет себя во всей красе. Дель-Норте. Самый странный город на западном побережье. Да, Хэнк?
— Ага, — буркнул посапывающий громила.
Лилиан отвлеклась от пометок на листе, отложила в сторону карандаш:
— Мистер Гифт, когда вы открыли свой дар? – всплывшая в голосе льдина резонировала с цветом ее глаз.

Напряжение сдавило тисками комнату. Якобы засыпающий Хэнк уподобился натянутой струне. Он знал, что следует за подобного рода вопросами. А вмиг одеревеневший Фрэнсис машинально потянулся к старинным часам на цепочке. Это привычку Лилиан заметила еще во время первой встречи. Щелчок замка отреставрированного антиквариата, секунда на изучение стрелок – а на деле подготовку ответа — тихий хлопок крышки. Часы исчезли в кармане клетчатого жилета.

— Мисс Вуд, мы многие десятки часов провели с вами в беседах. Вы множество раз задавали этот и подобные ему вопросы. И знаете, что я не отвечу, — из голоса старика ушла вся нежность. Еще пара неосторожных слов и сталь интонации сменится вулканом эмоций.
— Простите меня, Фрэнсис, но я должна пытаться вновь и вновь. Меня наняли именно для этого.
Узник отпустил трубу, но не спешил поворачиваться к гостье лицом. Видно арканил и связывал внутреннего демона. Помнит, что у Хэнка есть указания применить силу.
— Мисс Вуд…
— Мистер Гифт, вы должны понять, эти вопросы никогда не закончатся. Во всяком случае, до тех пор, пока вы не расскажете.
Играть стоило тонко. Необходимо было крайне тщательно подбирать слова, чтобы не вызвать инфернальный гнев Фрэнсиса, не спустить с поводка Хэнка. Это, если бы у нее еще был в запасе вечер другой. Но сегодня… пан или пропал.
— Мисс Вуд, — Гифт медленно обернулся, лицо побагровело от усилий. В глазах пылал огонь, – уже в который раз вы подвергаете сомнениям актуальность наших с вами бесед.
«Ну, давай!» — подумала Лилиан, — «Сделай хотя бы шаг».
-… вы забываете, что, хоть я и пленник, но я в праве отказаться от встреч с вами. И обратиться к мистеру Крузу с просьбой заменить вас, — старик выдохнул, победив эмоции, — Но…

И он сделал этот шаг. А за ним еще один. Тихий, осторожный. Будто сомневающийся ребенок.
— Но я не хотел бы прекращать наши встречи, — едва слышно закончил он, вернувшись на свое место за столом. Гризли Хэнк уловил изменения в голосе Гифта, разглядел смущенную улыбку на морщинистом лице, и тоже успокоился. Уровень тревоги сменился с красного на оранжевый. Лилиан опустила деланно виноватый взгляд на исписанный лист, нажала на красную кнопку диктофона, мазнув взглядом по фигуре охранника. А в следующую секунду, взмахом отправляя по столу к Хэнку взведенный сюрприз, крикнула:
— Глаза!
Обманка была рассчитана на стрелянного Хэнка: спасаясь от световой гранаты, он закрыл лицо руками и, заваливаясь на спину, получил облако усыпляющего газа.
— Фрэнсис, быстро! Прочтите это! – «доктор» Вуд протянула старику планшет.
— Это…
— Ваш счастливый билет. Читайте! Ну!
Глаза Гифта забегали, а затем вслух неуверенно он прочел:
Пронесенная в комнату охраны ЭМИ-граната взрывом сожгла все электроприборы, уничтожив аппаратуру и намертво заблокировав дверь.
Пока чтец озвучивал написанное, Лилиан вслушивалась. Что-то приглушенно хлопнуло. Плененное эхо пронеслось в вентиляционной коробке над головой. Камера сиюминутно моргнула красным глазом, доложив о потери связи.

— Есть! Работает! Фрэнсис, у вас получилось!
— Да… — ошеломленно произнес старик, возвращая на место кругляши очков.
Лилиан с тревогой взглянула на часы:
— Теперь вставайте. Нам нужно двигаться очень быстро!
Неожиданно сильная девушка ловко помогла подняться на ноги. Затем закрыла глаза и, задерживая дыхание, потянулась к выключенному охраннику.
— Вперед, — выдохнула Лилиан, держа в одной руке ключ-карту, во второй взведенный шокер.
Магнитный замок уныло молчал, выпуская беглецов в коридор. Никого. Но уже слышна суета в холле этажа. Девушка жестами просигналила старику: «за мной» и «тихо». Галоп до поворота. Короткая остановка. Взгляд на часы. Кивок самой себе и аккуратный взгляд из-за угла. Тоже пусто. Еще два десятка быстрых шагов до комнаты персонала, щелчок замка.
— Что мы здесь делаем?
— Вот что, — Лилиан вытащила из шкафчика другую планшетку, с исписанными и пронумерованными листами, – Я постаралась прописать все возможные события и способы нашего спасения с помощью вашего дара. И не смотрите на меня так! Я не суперагент! Я не способна уделать всю охрану!
За дверью послышался топот.
— Сюда, быстро! – Лилиан потянула старика в соседнюю комнату — душевую.
Грубый удар двери о стену оповестил о прибытии первого ловца.
— Страница четыре, третий абзац, — прошептала спасительница прямо в ухо Гифту, указывая пальцем на планшетку.
Френсис, хмелея от нежного аромата парфюма, зашипел:
Охранник прошел меж стальных шкафчиков для персонала, — тихие шаги подсказали о направлении движения секьюрити, – Заглянул в туалетную комнату, — близкий, прямо за стенкой, скрип двери, — а потом, уже коснувшись дверной ручки, передумал и вышел в коридор.
— Чисто! – долетел немного приглушенный бас.
Выдох облегчения.
— Страница один-три. Быстро!
В этот день на пост начальника смены заступил Фредди. Новичок. Чей-то сыночек. Авторитета среди матерых волков не имел и командовал неумело, выдавая крайне глупые решения…
— Все ко мне! – разобрала Лилиан далекий фальцет.
— Хорошо, — девушка отступила от старика, — теперь четыре-четыре.
Гифт моментально зашелестел бумагой:
Взрыв ЭМИ, уничтоживший аппаратуру, так же разблокировал замки на служебных дверях, ведущих к лестницам, — прочел он уверенно, краем глаза посматривая, как удобные кроссовки ловко сменяют туфли, длинные угольного цвета волосы собираются в хвост, прячутся под бейсболкой.
— Хорошо. За мной.

Перепалка охраны заглушила скрип отворившейся двери. Стая матерно решала, кто есть кто и кого стоит слушать. А кому пора бы уже запихать галстук…кхм. Не важно.
Пять метров до выхода. Зеленый огонек на электронном замке доложил о свободном пути на лестницу. Полтора удара сердца и беглецы на площадке.
— Наверх.
— Что? Почему?
— Потому, что страница пять-семь.
Находившиеся вне заблокированной комнаты сотрудники охраны, наконец, решили, кто будет руководить погоней. Новоявленный начальник сразу же отправил людей по лестницам вниз, в надежде догнать сбежавших.
— Но сначала… страница шесть-один, — скомандовала девушка. И нажала на красную кнопку под защитным колпаком из прозрачного полимера.
По зданию разлетелись звуки пожарной тревоги. Спустя минуту на лестницы выйдут самые дисциплинированные из почти восьми сотен персонала и пары тысяч посетителей. Охр… Оу!
— Что с вами?! – Лилиан помогла удержать в вертикальном положении внезапно осевшее тело напарника.
— Звезды засияли в голове. Похоже, давление…
— Похоже, — ответила «доктор» с нажимом, — нам нельзя частить. Придется своими силами. Дайте руку, мистер маг, — девушка сначала помогла мужчине оторваться от стены, а потом и вовсе потащила его вверх по ступеням, подставляя плечо и обхватив за пояс. Старик не сопротивлялся.
Стоило только беглецам подняться на пролет выше, как один из преследователей выскочил на площадку. Секунда. Где-то недалеко внизу хлопнула дверь. И бывший тюремщик рванул к источнику звука, шумно перепрыгивая ступени. Дар Френсиса тут же сработал еще раз: лестница ожила под аранжировку сигнализации. Напуганные люди торопились покинуть бетонную ловушку. Ну и что, что семьдесят этажей? Жить-то хочется. Спускающаяся толпа множила шансы на успешный побег, но взамен нещадно пожирала скорость подъема. Сплошной людскй поток едва не сбивал с ног.
— Уступите дорогу! У человека лекарство наверху! Прошу, пропустите!
Лилиан изо всех сил пыталась пробиться, вознося молитвы богам, чтобы бывшие надсмотрщики не услышали ее криков. Спустя этаж вежливые просьбы сменились яростными приказами: «С дороги, нахрен!», которые тут же принесли нужный результат. Почти десять минут, девять этажей к небу и два сломанных служебных замка спустя и, вот оно, июньское солнце. Сверкает, радостно приветствуя, рубит по глазам.
— Страница три-один. Скорее, пожалуйста!
— Сейчас…ох…дайте…отдышаться, — старик хрипел. Явно отвык от физических нагрузок. Либо это способность так подточила его. – Промышленные альпинисты, ушедшие на обед, оставили подъемник на крыше. Рабочий ключ торчал в замке.
— Отлично! Ааа, черт! Фрэнсис, присядьте здесь. Да, да, вот так, — девушка помогла теряющему сознание невольнику отойти от служебной двери, усадила к щедро нагретой стене. – Фрэнсис, дышите глубже. Я сейчас вернусь. Только найду подъемник, хорошо?
— Хорошо, — прошептал Гифт, опуская чугунные веки.

— Эй, Гифт! Вставайте. Вы слышите меня? Это я, Клайв!
— К-клайв?.. – Фрэнсис очень медленно приходил в себя.
— Да, Клайв! Вставайте!
— Ох, голова…
— Да откройте же глаза! – бодигард нещадно тряс бывший объект охраны. – Где она?
— Кто…
— Девчонка! Вуд! Где она?! – вопил секьюрити, занося руку для удара.
Щупальца шокера, впившиеся в широкую спину, парализовали Клайва. Он так и завалился на бетонное покрытие: выгнувшись дугой, с отведенной в сторону ладонью и кряхтя от напряжения.
— Лилиан? – бывший невольник все же начал возвращаться к реальности.
— Да.
Девушка, не отвлекаясь, паковала обездвиженного преследователя: руки связала проводами от шокера, ноги перетянула реквизированным брючным ремнем. На прощанье пнула под ребра связанного охранника. – Пойдемте. Эта скотина скоро очнется. Подъемник на стороне Пацифик авеню.
Еще один тягуче медленный переход. Благо никто не норовил толкнуть и затоптать. Гифт, навалившись всем весом на прекрасную спасительницу, переставлял ноги из последних сил.
— Еще немного… Да, вот так… Здесь осторожно… Да, хорошо. Все, Фрэнсис, садитесь. Скоро будем внизу.
Поворот ключа в замке, касание кнопки и подъемник, лениво жужжа электромотором, пополз вниз. Город поплыл. Высотки Сити причудливо искажались под вуалью марева, резали глаза отсветами.
«Ох, ну почему же так медленно?!». Лилиан беспомощно закусила губу, и взглянула на стремительно постаревшего за минувшие пятнадцать минут мужчину. Фрэнсис устало прильнул к стальным поручням подъемника, и теперь выглядел как пассажир катафалка. Испарина на лбу, очки висят, расстегнут ворот и ослаблен алый галстук, разинут рот. Развалина, глотая жуткую смесь промышленно-морского воздуха, пытался отдышаться. Его обаяние растаяло, уступив место жалости. Однако, минуты три спустя он будто бы очнулся. Словно сбросил с себя укрывающий тело саван. Поправил очки, утер тыльной стороной ладони испарину. Усилием воли вернул остроту взору, цвет радужкам.
— Знаете, а я ведь полюбил этот город, — цепкий взгляд медовых глаз сканировал горизонт, играючи разрывая полотно жаркого воздуха . – За много лет скитаний, наконец, нашел свое место. А потом Дель-Норте обманул меня.
— Что вы имеете в виду? — посматривая то вниз, то вверх, поддержала разговор Лилиан. Апартаменты Вэст-Бэй Билдинг давно сменились офисными помещениями. Этажи лениво исчезали один за другим, но сердце еще рвалось из груди. Напряжение не отпускало.
— Мой дар открылся именно здесь. Проявив себя во всей красе и… Ужасе, – получив недоумевающий взгляд в ответ, Френсис продолжил: — помните про случай в библиотеке Джонсона? Вы ведь слышали об этом?
Лилиан покачала головой. И отвела взгляд, чтобы старик не смог распознать ее обман. О, она знала. Как же, о «бойне в библиотеке Хайрама Джонсона» не говорили только немые. Две из трех бесед горожан касались именно этого случая. И при этом кто-то очень влиятельный смог задушить информацию, не выпустив ее за пределы города. Сюжеты не выходили в эфир, журналисты замолкали. Самые твердолобые таинственно исчезали. Спустя три дня очевидцы не могли назвать ни единой детали того вечера. Свидетели отрицали свое нахождение в библиотеке, сотрудники полиции теряли дар речи и скребли макушку, а родственники погибших, рассматривая фотографии, задавали один и тот же вопрос: «А кто это?» Даже интернет ресурсы подчистили. Сам же Гифт исчез почти на пять лет. Пока не объявился в апартаментах крупного дельца – Джона Круза.
— Это я выпустил его…
Девушка сделала вид, что не расслышала, рассматривая подножие башни. Людское море стремительно утекало в открытые двери.
— Готовьтесь, Фрэнсис, сейчас мы будем прыгать.
— Что? Куда? – отдышавшийся было беглец, вновь принялся хлебать воздух.
— Спокойно, прямо под нами фургон. Видите?
И в качестве доказательства, девушка, придерживая юбку, ловко перемахнула через ограждение. Спустя долю секунды Гифт услышал металлический хлопок.
— Фрэнсис, спускайтесь. Карета подана.

Гифт коснулся земли в тот момент, когда Лилиан доставала сумку из багажника огненно красного кабриолета. Стальной зверь манил, трубил в горн свободы.
— Шевроле Корвет. Родстер. Первое поколение. Обновление одна тысяча девятьсот пятьдесят восьмого года. Вэ-восемь и четырехступенчатая коробка. Реставрирован, но перекрашен не под базу, — словно процитировал энциклопедию, восхищенно молвил Фрэнсис. Сухие пальцы ласково скользили по глянцевой коже стального мустанга.
— Не знала, что вы интересуетесь автомобилями, — девушка оценивающе посмотрела на старика.
— Только американской классикой. Ваш? – в глазах Гифта плясали искорки любопытства. Сейчас он предстал в образе увлеченного ребенка, тянущего руки к объекту своей страсти.
Лилиан мимолетно улыбнулась, едва поборов в себе смешок. И тут же, изгоняя опасную веселость, потянулась к багажу:
— Вам нужно переодеться. В этой сумке одежда и обувь. Должны быть как раз. Свое бросьте здесь.
— Эм…
— Да, все. Они могли вшить датчик. И отвернитесь.
А спустя секунду, снимая парик и освобождая крупновьющиеся волосы, добавила:
— Вы ведь умеете водить?

Красный кабриолет, разъяренно рыча и повизгивая покрышками в легком заносе, вылетел к посту охраны. Сотрудники службы безопасности Вэст-Бэй Билдинг разинули рты, пожирая взглядами стоящую на сиденье девушку. Едва прикрытое топом и шортиками спортивное тело, бьющаяся на ветру языками алого пламени грива, и звонкий одобряющий смех парализовали. До оживленной трассы оставалось не более одной восьмой мили, а спрятавшийся за очками-авиаторами пожилой водитель, яростно скалясь, лишь увеличивал обороты. Наконец один из залипших секьюрити ожил и бросился перекрывать движение. Нет, не Корвету. Будто по писанному, парень помчал к дороге, размахивая руками. Ничего не понимающие водители замедлили ход, уступая дорогу, как выяснилось, очередному прожигателю жизни и его молодой пассии.

* * *

— Держитесь правее. За съездом остановите, — устало бросила Лилиан, когда красный Корвет пронесся мимо дорожного указателя.
Как оказалось, Гифт не просто умел водить. Будто гонщик-виртуоз, он вел спорткар по сплошному потоку с немыслимой скоростью в девяносто миль в час. Кабрилет ревущим призраком возникал среди машин на выжженном полотне US-101 и вновь исчезал, скрываясь за грузовыми автомобилями.
— Что теперь? – старик улыбнулся, глуша мотор у знака «Redwoods State Park ».
Лилиан не верила своим глазам: на нее взирал крепкий мужчина возраста «немного за сорок». Морщины разгладились, сухие пальцы увереннее сжимали рулевое колесо. И даже улыбка стала более живой, веющей молодостью. И эта улыбка казалась такой знакомой, будто именно ее девушка видела на постере к фильму «Никогда не говори «никогда».
Девушка трижды моргнула, сгоняя наваждение. Образ растаял, но ощущение перемен в душе беглеца не ушло. Интригующая полуулыбка все так же сияла на его лице.
— Немного подождем. С минуты на минуту, — она бросила беспокойный взгляд на приборную панель, выискивая часы, — да… должен подъехать друг. Нам нужно сменить машину.
И отвернулась, словно спасаясь в плотной стене леса.
— Приемник исправен? – Гифт принялся крутить ручки на приборной панели, выискивая музыку среди бесконечной болтовни. Его выбор пал на Джонни Кэша:

Ты можешь сбегать очень долго,
Можешь бежать очень долго,
Можешь бежать очень долго,
Но так или иначе, Бог остановит тебя,
Однажды Он остановит тебя…1

Лилиан, не глядя, махнула по рукоятке приемника, сбивая частоту. Нервно подтянулась и, не открывая дверцу кабриолета, спрыгнула на землю. В чувствах ковырнула носком гравий, взметая клубы пыли.
— Думаете, поможет?
Она на слух распознала улыбку. При желании даже могла принять его мягкую иронию, но чертово нервное напряжение бурлило внутри:
— Нет!
— Тогда зачем?
Лилиан не ответила. Эмоции не поддавались контролю, грозили выплеснуться и… Черт знает, что могло произойти! Все шло по плану ровно до этой минуты. Нет. До десяти минут назад. Их должны были встретить здесь. Две машины. Два человека. Один отдал бы ей свой транспорт, а второй должен был посадить Гифта к себе. И увезти. Куда? На юг. Возможно, в Аргентину. Вроде она припоминала что-то такое, прозвучавшее в их беседе. В какой-то из тех вечеров, когда они прорабатывали детали побега. Собирали воедино крупицы ценнейшей информации, добытые «доктором Вуд» за неполные два месяца пребывания в апартаментах Вэст-Бэй Билдинг. За неполные два месяца встреч с Фрэнсисом Д. Гифтом. А, дьявол!
— Фрэнсис, пересядьте. У нас припасен запасной вариант.
— У нас?
Эмоции вновь ринулись в атаку, выискивая брешь в самообладании Лилиан. Не нашли. Но на короткий миг девушка не удержала контроль над мимикой. Фрэнсис лишь многозначительно хмыкнул.
Мотор едко взревел и тут же утих, будто попав под гипноз перемигивания сине-красных огней. Спасительница едва слышно ругнулась. И чуть громче добавила, глядя на пустую дорогу перед собой:
— У меня нет документов. И денег.
Крупный темнокожий мужчина в униформе песочного цвета и огромной стальной звездой на груди вальяжно подошел к Корвету.
— Ждете кого-то? – непроницаемая маска на лице, огромные окуляры, и тень от шляпы, скрывающая черты, превращали служителя правопорядка в высеченную из камня статую.
— Похоже, вас, офицер, — Лилиан сразу перешла в наступление. Белоснежная улыбка и заранее приведенный в боевую готовность топ блистали. Полицейский не повелся на вульгарно обнаженное тело, и, казалось, сразу после своего вопроса врубил ждущий режим.
Пауза.
— Вы выбрали не очень удачное место для остановки, мэм.
— Правда?! – Якобы небрежным движением забросила тонкую ручку в алые волосы. В голосе сыграла первая козырная карта: квинтэссенция искренности.
Пауза.
— Да.
Пауза.
— И что же делать? – нежная ручка мягко коснулась пальчиками раскрытого рта. Серебряные глаза налились осознанием вины.
Пауза.
— Сейчас, — в руках полицейского материализовались бланк, — я выпишу вам штраф, — и, следом, карандаш, — Вам нужно будет его оплатить.
— И все? – в голосе встрепенулась надежда, достойная Оскара.
Пауза.
— Да.
Пауза, подчеркнутая скрипом графита.
— Ваши документы, мэм.
«Дьявол!»
— Од-дну секунду, офицер, — Лилиан, изображая нервную суету, полезла к бардачку. Сначала она не могла уцепиться за ручку, потом оказалось, что дверца малость клинит, и девушка потратила еще секунд пятнадцать на изображение достоверных попыток добраться до искомых документов. Еще через пять секунд копания, с девичьим криком «Ай!», засунула палец в рот.
— Ноготь сломала, — умоляющий взгляд уподобился лазеру в попытке растопить сердце гиганта.
Пауза.
— Ваши документы, мэм, — повторил офицер с нажимом.
Позади, в кабине полицейского внедорожника, пиликнула станция радиосвязи.
Истукан моментально развернулся, и, буркнув «секунду», удалился. Лилиан взвешивала все за и против, и едва не утопила гашетку – шершавая ладонь Фрэнсиса, опустившаяся на добела сжатую кисть, успокоила. И наполнила уверенностью.
— Вы можете ехать, — с тенью огорчения сообщил вернувшийся истукан и протянул девушке листок, — Впредь будьте внимательнее.
И бросился к своей машине. Взвыла сирена, форд рванул в обратном направлении.
— Пожалуй, я начинаю получать от этого удовольствие, — все еще улыбаясь, поделился Гифт. И убрал планшетку в бардачок, попутно пряча ручку в карман светлых брюк.

Лилиан держала корвет в узде, не поднимая стрелку спидометра выше тридцати миль. Это давало возможность подумать, не опасаясь улететь с лениво петляющей трассы. Пустая дорога расслабляла.
Или должна была расслаблять. Ледяная игла в груди, наслаждаясь пыткой, медленно погружалась в самое сердце. Что-то было не так. Нет, здесь понятно. Трэвис и этот его мрачный дружок… Боб… Они не приехали. Хотя именно они настояли на этом пути отхода. Не смотря на возможность удивить преследователей и уйти на юг по Кламату на лодке. Пересесть на транспорт в Уэитчпеке и отправиться на восток. Да хотя бы по той же US-101 на север, в Орегон. Но нет. На юг.
Хорошо. Пусть так. Так где чертов Трэвис? Согласно плану, они должны были сесть Корвету на хвост практически на выезде из Дель-Норте и проводить до места пересадки. Но как не приглядывалась Лилиан, нигде так и не попал в поле зрения старый темно-синий пикап. И это с учетом того, что напарники, а по совместительству заказчики, выехали на позицию за три часа до начала операции. Не складывается. А может они сдали ее… Но зачем тогда?.. Дьявол! Похоже, не просто так вопила ее интуиция тем вечером. Подсознание требовало сбежать, залечь на дно. Не связываться с этими странными типами. Нет, она знала разных. Воров и мошенников, аферистов и грабителей, и даже убийц. Пару раз дороги сводили ее с психами. Но эти двое были странными по необъяснимым причинам. Ну как по необъяснимым. Они слишком часто упоминали всякую мистическую чепуху. Первое время Лилиан лупала серыми глазами, считая, что ее дурят. Затем едва сдерживала смешки. А потом Трэвис показал ей видео.

На той записи Гифта она узнала без труда: те же маленькие круглые очки, тот же клетчатый костюм-тройка, что и при первой их встрече. Только более растрепанная борода, чем сейчас. Ухаживали все-таки за стариком в его камере. Опознала его бархатный голос, разливающий тепло внутри. Фрэнсис, облокотившись на кафедру, что-то увлеченно читал. Какой-то отрывок из художественного произведения. Помимо него в зале еще были люди, но понять сколько их не представлялось возможным – смартфон неизвестного оператора показывал лишь три заполненных ряда и сцену перед собой. Публика — люди разных возрастов, но преобладает молодежь. В том числе и подростки. Все увлеченно слушают актера-чтеца:
— Сначала я услышал шипение вспыхнувшего дерева, следом раздался хлопок. Затем, будто незримый шутник сыпанул целую пригоршню, я учуял серу. Ей неоткуда было взяться в свежем, постоянно проветриваемом помещении. А мгновением после я учуял, клянусь, своей шкурой уловил дыхание и взгляд, чего-то большого, страшного, злого…
Последние слова Гифта утонули в воплях слушателей. Публика в панике разбегалась, осознав, что владелец когтистой лапы, торчащей из груди соседки Фрэнсиса, не может быть актером. Камера прервала съемку, запечатлев огромный размытый рогатый силуэт.

Чуть в стороне, над лесным массивом, на мгновение закрыв собой солнце, прошел вертолет. Лилиан в ту же секунду саданула по педали тормоза.
— Что? – Фрэнсис даже не пытался скрыть волнение.
— Герб. Это вертолет Круза! Пристегнитесь…
— Незачем. Привет, Вуд.
Мозг сделал скриншот: перекошенная мерзким удовлетворением физиономия Клайва, летящие прямо в объектив жала шокера, и торчащий позади темно-синий пикап.

* * *

Мозг включился от чувствительного соприкосновения с шершавым бетоном. Пока глаза привыкали к полутьме, а слух выискивал звук в постороннем шуме, тело заявило о ссадинах на локтях и коленях, ноющем после электрошока лице. Послушные пальцы рассказали о наличии пластикового хомута на запястьях. Обоняние поделилось запахом навоза. Заработавшее зрение предположило просторный амбар, слух неуверенно подтвердил догадку, вылавливая скромное эхо нескольких голосов.
Девушка приподняла голову, чтобы разглядеть чью-то широкую спину перед собой и почти полтора десятка фигур в отдалении. И среди них Клайва, Фрэнсиса и Круза. Ненавистный, распускающий руки бугай, что-то объяснял начальнику. Даже с такой дистанции Лилиан прекрасно видела застывшую ярость на лице дельца. Гифт же, в позе эмбриона, уткнувшись лбом в холодный пол, лежал почти у светлого прямоугольника выхода. Слух вовремя вернулся, чтобы голосом бизнесмена и мецената доложить:
— Старика в машину, девчонку закопать.
Обладатель широкой спины услышал приказ. Разворачиваясь, взвел пистолет, почти что ткнул в самое лицо.

Выстрел.

Лилиан успела в мельчайших деталях разглядеть сработавший пистолет. Глаза на миг-вечность резануло вспышкой. И звук – невообразимый грохот — не успев разорваться в ушах миллионом осколков, беспомощно утопает в пространстве.
Девушка несмело открывает глаза и замечает крохотный рыжий цилиндр перед глазами. Пуля! И недоумевающее лицо громилы с пистолетом позади. Искра ярости в глазах наемника и его оружие раз за разом плюет вспышками. Спустя секунду, окрыленная надеждой, беглянка вглядывается в неизвестную субстанцию между ней и амбалом. Еще восемь смертоносных кусочков повисли в прозрачном мареве, не добравшись до цели нескольких дюймов. Истерический хохот рвется из груди наружу: неужели спасена?!

Круз беззвучно раздает команды охране. Судя по багровому цвету лица, эпитеты использует отборные. Чуть в стороне от бригады, под прозрачным куполом, стоит на коленях Гифт. И широко улыбается. Эмоционально машет закованными в стяжку руками. А потом переводит взгляд на кипящего от бессилия бизнесмена и мецената. Улыбка исчезает. Девушка замечает ручку. Ту самую, которую Фрэнсис предусмотрительно спрятал в карман. Быстрыми движениями одних только пальцев он что-то выводит прямо на своих ладонях. Круз уже просто толкает к защитному куполу пятерку вооруженных людей, кричит «убить!». И спустя мгновение, спешит прочь из темного ангара. Как раз в тот момент, когда Гифт вновь начинает читать с поднесенных к лицу раскрытых рук.
Воздух поплыл. Это было видно даже сквозь пелену щита. Миг. Охранники перестают стрелять. Миг. Озираются по сторонам в поисках угрозы. Миг. Заходила ходуном земля. Миг. В центре ангара на всю высоту вырастает темная нить. Миг. Нить раскручивается до размеров маленького смерча. Миг. Ближайшего к Лилиан наемника сбивает с ног, тянет к воронке. Миг. Он исчезает в сплошном потоке воздуха, а его напарники бросаются прочь. Миг. Тщетно. Еще двое, пойманные невидимым лассо, взмывают к крыше. Миг. Исчезают в воронке. Остальные бегут к выходу. Гифт все-ещё читает. Миг. Первый охранник с разинутым в немом крике ртом вылетает из торнадо. И штурмует дальнюю стену. Миг. Невидимая стена преграждает путь отступающим; идущий следом воздушный поток подхватывает и уносит громил в объятья урагана. Миг. Угрожающе зашевелилась магическая броня Лилиан. Миг на осознание, и девушка что есть сил старается привлечь внимание старика. Прыгает и машет руками, пытаясь сообщить. Сигналит «СТОП! Хватит!» Но Фрэнсис будто в трансе: невидящим взглядом уперся в свои ладони. Миг. Барьер тает. Его затягивает в набирающий силу катаклизм. Будто тряпичные куклы, разлетаются во все стороны личные солдаты Круза. Миг. Проявляются звуки, и девичий крик наполняет ангар. Миг. Вместе с растворившейся защитой Лилиан поднимает с бетона, сносит в эпицентр. Отчаянные попытки ухватиться за хоть какой-нибудь выступ, сопровождаются болью сорванных ноготков. Миг. И растрепанная девушка плюхается на пол, едва не угодив в смертельную воронку. Миг. Исчезает защитный купол вокруг Гифта, старик безжизненно заваливается на пол.

* * *

— Почему вы спасли меня?

Лилиан, немного с грустью, улыбнулась:
— Фрэнсис, чего вы больше хотите услышать? Что мне заплатили? Или, что мне сказали вытащить вас из одних лап, чтобы передать в другие? Я все-таки воровка.

Старик коснулся взглядом самого дна ее ледяных глаз. Затем, повинуясь неуловимому порыву, полез ручищей в карман почерневших от грязи брюк. Выудил оттуда раритетные часы на цепочке, и четким, отработанным за года движением, щелкнул замком крышки. И тут же, не всматриваясь, захлопнул.

— Вы не в том месте ищете чуда, Лилиан. Этот город никогда ничего не дает. Он только забирает. И никого не выпускает без кровавой дани.

Вместо ответа, она потянулась к левой брови и, сама того не ведая, замазала грязью тонкую светлую отметину.

Гифт ободряюще улыбнулся:
— Когда в следующий раз будете кого-то спасать, постарайтесь найти помощников получше.

Фраза сработала, и девушка, наконец, позволила себе улыбнуться. Широко, подыгрывая глазами.
— Вы спрашивали мой ли это Корвет… Он ваш, — Лилиан протянула вновь помолодевшему до новой роли мужчине ключ. – Подбросите до самого странного города на западном побережье?

____________________________________________________________
1 — «God’s Gonna Cut You Down» Johnny Cash (перевод Валерий Абашин).

*Рассказать своему миру: